1930 1939m

ПЕРИОД

Хозяйственные трудности, возникшие в европей­ских странах, достигли кульминации в 1929 г.; в это время на­ступил кризис и связанная с ним безработица, продолжавшаяся в течение нескольких лет. Следствием экономической политики во многих странах явилось стремление к удовлетворению внут­ренних рынков отечественной продукцией, а также путь наи­большего ограничения импорта. Польша также сосредоточила все усилия на развитии отечественной промышленности: начал строиться Центральный Промышленный Округ и пропагандиро­валась отечественная продукция, особенно продукция текстиль­ной промышленности.

Стремление к экономике нашло отклики и в моде. Был про­возглашен лозунг «не приукрашивать шерсть», т. е. не приукра шивать изделия из шерстяных тканей. Это вызвало появление очень характерных для описываемого периода тканей обогащен­ных фактур, не требовавших дополнительных украшений (пл. 200). Упрощение декора и ликвидация трудоемкой ручной Отделки послужили причиной потери работы множеством выши­вальщиц, продавщиц перьев, корсетниц, а также закройщиков н подручных швей. Стремление к простоте, которое появилось в начале XX в. и было укреплено событиями первой мировой войны, победило, несмотря на протесты французских портных. Это вызвало определенное беспокойство, о чем один из фран­цузских журналов сообщал следующими словами: «Недалеко уже, быть может, то время, когда великие портные, создающие моду своего рода пышного убожества, испугаются своих дел. ■’го дает, между тем, большую свободу всякой руке, способной к созданию платья из двух локтей двойной ткани в форме пря­моугольника, на котором только вышивальщица может найти поле для своей деятельности. Сколько раз портняжество созда­вало суровый тип, столь близкий к мундиру, что только цвет, рисунок и толщина ткани играли отличительную роль» [114].

11ресыщенность, вызванная уже столь долго носимыми туале — ымп a la gar^onne с простыми геометрическими формами, по­влияла на изменение тенденции моды. Прямоугольный силуэт < глл исчезать, и постепенно вновь возникла женщина, слегка акцентирующая свою талию, грудь н бедра, удлиняющая и мо — пелпрующая фигуру платьем.

Н( смотря на хозяйственные трудности, развитие техники во многих странах не подверглось упадку. Изобретение звуко­
вого кино покончило с немыми филь­мами. Актеры, разговаривая с экранов, стали более близкими, понятными и лю­бимыми. Блияние фильмов на человече­скую психику еще более увеличилось.

200. Женский силуэт 30-х годов сильно от­личался от силуэта моды a la gargonne. Одежда удлинилась и стала подчеркивать формы тела

Новинки моды, пропагандируемые ранее ревю, театром и кабаре, теперь демонстрировались перед широкими мас­сами благодаря артистам кино. Тип по­пулярной артистки, подчеркнутый туале­том, становился для многих женщин об­разцом подражания. Выдающимися звез­дами кино в 30-х годах были Джейн Краффорд, Грета Гарбо, Марлен Дитрих. Грета Гарбо ввела в моду более жен­ственный вариант костюма мужского типа, имевшего очень широкие плечи и словно связывающего период a la gar — fonne с последующим периодом, акцен­тирующим формы женского тела. Мар­лен Дитрих ввела в моду брюки, пол­ностью соответствующие мужским. Грета Гарбо носила одежду английского типа: спортивный брючный костюм и «остри­женные как у пирата волосы», темные очки и кепку, которая стала популярной несколькими годами позже. Новые тан­цы, пропагандируемые в фильмах, при­нимались очень быстро; «Lamberth — walk», «tip-top» и чечетку женщины тан­цевали в брюках. Описываемые годы, период «демократизации элегантности», повлекли за собой появление на рынке халтуры и различных имитаций. Наступил период некоторого равнове­сия в манере одеваться. Нужно добавить, что на это повлиял переход моды a la gargonne к новой моде фантазийного и очень женственного характера, которая сильно отличалась от предыду­щей и ввела определенные изменения в понятия того времени.

Давнишнее подразделение одежды на вечернюю и дневную, а также на праздничную и повс едневную понемногу начало сти­раться, и это стало причиной того, что многие женщины одева­лись очень не функционально, надевая на работу платья с оби­лием рюшей и хвостов. Постепенно это явление стало повсе­местным. В Польше в женских журналах появились «Советы моды», которые старались противостоять этому и пропагандиро­вать культуру одежды, ее функциональное применение [115]. В — журнале «Kobieta w Swiecie i w Domu» («Женщина в свете и дома») за 1934 г. читаем: «.. .чрезмерная парадность в приме­нении к дневной уличной моде… чрезмерная прозрачность пла-

П. СВ, чрезмерная цветность, а также чрезмерная верность ука — шиям сезонной моды… становятся временами гротеском. И конце концов каждая вещь должна иметь свое место и время…» [116]. В статьях, посвященных моде, разъясняли, что «уметь носить» означает уметь найти соответствие рода туалета времени дня и окружению, а также уметь подобрать допол­нения.

Характерный пример очевидного неумения некоторых жен­щин одеваться привел автор в одном из ежедневных изданий, описывая, как во время утренней прогулки он встретил краси­вую женщину, одетую в ниспадающее платье, как будто бы она возвращалась с какого-то ночного бала или веселого развлече­ния. Идя за ней следом, он, вместо того чтобы прийти к воротам се дома, пришел к торговым залам на Кошиках, где эта строй­ная дама стала покупать фрукты и овощи [117].

Среди работающих женщин появилось две категории. Одни хотели одеваться за любую цену, не оглядываясь на окружаю­щих, другие считали, что на работу нужно надевать самые пло­хие вещи, чтобы не портить парадных. Для этих вторых посе­щение гостей или различного рода увеселений непосредственно после работы было уже невозможным. Проблему разрешил кан­целярский халат, который шили из шелкового полотна синего пли черного цвета и отделывали чаще всего белым воротником, манжетами и цветным поясом. Такой халат послужил более..стетичному виду женщин в канцеляриях, банках и магазинах. Проблема соответствующей одежды приобрела такие размеры, что нашла отражение в перефразировании популярного в то время лозунга «соответствующий человек на соответствующем месте» в лозунг «соответствующая одежда в соответствующем месте и в соответствующее время». По аналогии с этим в ян­варе 1936 г. парижский журнал «Le Jardin des Modes» объявил конкурс на тему «ргоЫёше de l’elegance». Речь шла об утверж­дении элегантного туалета для женщины в различное время дня п в разном окружении. Конкурс возбудил всеобщий интерес, о чем свидетельствует тот факт, что за пальму первенства боро­лось 5000 женщин из всех европейских стран. Личный приз н первую премию получила полька Мария Мисенжанка, которая предложила спортивное платье и костюмы для визитов, обеден­ный, спортивный, прогулочный и дорожный комплекты [118]. с) го был такой набор одежды, который в то время считался и шболее приемлемым (ил. 201).

Стоит вспомнить также, что культуру одежды как рацио­нальность и техничность ее исполнения пропагандировали также возникающие и развивающиеся в то время профессиональные портняжные и художественные школы.

Идеалом каждой женщины стала стройная фигура, спортив­ное гнло, длинные ноги, загорелая кожа. Силуэт создавала юбка до колен, слегка расклешенная внизу. Прическу делали с по-

201. Одежда для разного времени дня и разного назначения. Проект

М. Мисенжанки, получивший награду на конкурсе в Париже в 1936 г.

мощью «вечной» завивки. Мода вернула женщинам мягкость, волнистость линий и яркую цветность тканей. Стали возмож­ными различные чрезмерно яркие сочетания цветов, а рисунки цветов начали диктовать естественные и легкие узоры. В то время говорили, что господствует «цветная мода».

По следовательность перемен. Монолитный харак­тер моды более или менее сохранялся на протяжении 30-х го­дов. В пропорциях одежды происходили лишь постепенные пере­мены, которые шли в направлении, противоположном направле­нию изменений в 20-х годах, к тому же основывались на все большем подчеркивании форм женского тела. Изменялось со­отношение длин юбки и блузки. Юбка вытянулась в обе сто­роны: вверх — из-за укоротившейся блузки и поднявшейся ли­нии талии, вниз — сначала с помощью частичного удлинения зубцами (что пришло из вечерней моды a la gar^onne). Кроме того, появилась тенденция к расширению плеч, прежде всего при так называемой моде «безрукавок», с помощью пелеринок, обо­рок, буфов, затем — с помощью специального кроя рукавов со складками, а также широких клапанов или отворотов ворот­ника, широко развернутых и закрывающих плечи.

Унаследованная от моды a la garfonne спущенная на бедра линия талии просуществовала еще несколько лет в виде сечений и фантазийно пришитых расклешенных юбок; несмотря на это пояс завязывали уже на естественном месте талии. Сечения эти, однако, с течением времени исчезли, одежда становилась все более облегающей и все выразительнее подчеркивала фигуру с помощью конструктивных линий.

В конце описываемого периода гллия вернулась на естественное место, юбка укоротилась, клинья исчезли, а юбки стали клешить не от бедер, а от пояса, проповедуя новую линию моды, которая затем продержалась вплоть до конца войны.

202. Типичный макияж и мод­ные в те годы пушистые, свет­лые волосы значительно отли­чались от макияжа и прически a la gar^onne. Танцовщица JI. Нестор, 1938 г.

ПРИЧЕСКИ

На изменение при­чесок, кроме новых тенденций моды, повлияло также распространение «вечной» завивки, как электриче­ской, так и паровой. В то время эти средства были еще довольно рис­кованными. «Жертва» была обре­чена на длительное держание на го­лове тяжелых оловянных зажимов для локонов, комплект которых ве­сил в то время более 2 кг. При электрической завивке женщина должна была быть готовой к ожогу

головы или уха сильно нагретыми зажимами для локонов, а при паровой- водяным паром. К неприятным неожиданностям от­носилось также довольно частое опаливание волос, способство­вавшее в отдельных случаях их выпадению, а паровая за­вивка иногда так сильно скручивала волосы, что на протяжении длительного времени их нельзя было расчесать. Однако эти случаи не запугали женщин, и применение «вечной» завивки стало массовым. Распространились также жидкости, осветляю­щие волосы, и тогда после периода моды темной, гладкой го­ловки a la gar^onne воцарилась мода пушистых белокурых во­лос (ил. 202). Сначала волосы, хотя и старательно завитые, были еще довольно короткими; с течением лет они становились все более длинными и более пушистыми. Волосы исчезли со щек, их начали откидывать назад Однако в дальнейшем модна была маленькая головка, в связи с чем появилась прическа, основанная на скреплении всех локонов на макушке.

ШЛЯПЫ

Шляпы с 1930 г. имели большие, плоские по бо­кам, спереди немного наклоненные и сужающиеся сзади поля (пл. 203)- Сначала тулья шляпы была очень глубокой и охва­тывала всю голову. Появились также шляпы в форме касок, имевшие фантазийно, выгнутые поля. Один или оба бока этих

203. Шляпа начала 30-х годов. Артистка М. Малицкая

шляп были несимметрично удли­нены подобно ушам гончей (ил. 204). Однако такие поля были как бы фрагментом предыдущих.

Эта шляпа открывала уже глаза и лоб. Зимние и спортивные шляпы делали преимущественно из плот­ного фетра, а весенние — из тонкой соломки «сизалька» или ажурные, сплетенные из волоса. Существо­вало множество соломенных шляп, а в журналах того времени можно было прочесть, что … «есть среди них тонкие и прозрачные, есть тол­стые и довольно жесткие. Это па­намы, picot и baku. На шляпках ви­дим различные украшения в зависи­мости от фасона. Помпоны, шнуры, паетки, вуальки, цветы, ленты. Ук­рашения были преимущественно контрастные по цвету с самой шляп­кой, но подобранные в соответствии с каким-то предметом гарде­роба» [119].

С 1934 г. опадающие поля на­рядных ШЛЯП стали жестче, а ОК — 204. Нарядное летнее платье,

руглая тулья — меньше и мельче. отделанное драпировкой ифал-

Она не обхватывала. уже всей го — дами

ловы, а лишь едва лежала на ма­

кушке. Шляпы cloche и каски передвинулись на макушку, при­няв различные формы, как если бы их старались приспособить к костюмированному балу; удерживали их с помощью тонкой резинки (ил. 205). В формах этих шляп было заметно влияние головных уборов китайских и испанских шляп, эпохи царст­вования королевы Евгении, английских, русских и немецких монархов. Различные «пирожки», «стожки», «ведрышки», «ер­молки», «мандаринчики» влияли на богатство этих фантазий­ных форм (ил. 206). Шляпы, имеющие плоский, немного спор­тивный вид, называли «десертными тарелками» (ил. 207). «О единстве стиля вообще не было и речи. Были английские шляпки из фетра с тульями словно котелки или жесткие шляпы для верховой езды в стиле Гейнсборо… Некоторые фетровые шляпы имели прообразом кардинальские шапки, декорирова­лись шнурами, протянутыми через поля. Другие торчали с вы­соко отогнутыми надо лбом полями, как русский кокошник нлп шапка гренадера. На полях привычно перекрещивались дна плоских перышка» [120]. Появились также английские шляпы из фетра с тульями, похожими на котелки или на шляпы

205. Типичная для этого времени маленькая фантазийная шляпка с ву­алью. Артистка А. Желизка

206. Шляпа в форме конуса. Артистка Мартини, 1928 г.

для конной езды, спортивные шляпы типа тирольских с торча­щим пером, а также фантазийные береты из фетра, бархата, тафты, головные уборы из фетра, похожие на жокейки.

В 1938 г. появилась тенденция к увеличению размеров шляп, и французские журналы начали вводить моду, которая продер­жалась в период второй мировой войны. Береты и шляпы стали повышаться спереди. Заповедью новой моды были также капю­шоны к плащам, которые показал в 1937 г. в своей коллекции Жак Хейм [121]. Кроме них, появились тюрбаны, скрученные из цветных шелков или маркизетов, и кружевные шали, которые вечером набрасывали на голову. Распространились сеточки для волос, сделанные из глазета, крученого шелка, тюля, унизан­ного цветными бусинками, из кружева, рафии натурального цвета и искусно соединенных жемчужин. Носили их в летние месяцы для предохранения волос от ветра. Были широко рас­пространены вязаные шапочки, береты из легкого твида или по­лотна, шляпы с большими полями и низкой тульей из узорча­того перкаля или льна, такого же, как платье. Шляпы были без отделок и составляли комплект с сумкой и зонтиком, сделан­ными из того же материала.

Мода a la gargonne требовала к каждому платью соответ­ствующей по цвету шляпы. В 30-х годах любую нарядную

шляпу можно было носить с различными костюмами, и бы­ли они преимущественно дру­гого цвета, чем платье или ко­стюм, однако требовали соот­ветствующего цвета пояса, перчаток и сумки. Часто но сили черные и белые шляпы.

КОРСЕТ

В 1930—1939 гг. тенденция моды к акцентиро­ванию нормального строения женского тела возвратила пре­жнее значение корсета. Но­сили его, однако, только те женщины, которые не имели тонкой фигуры. Корсет воз­вратился под новым назва­нием gaine, возможно под влиянием общественного мне­ния.

207. Популярная летняя одежда со­стояла из блузки и шорт. Артистка Руф Сельвин

Корсет нового типа был аб­солютно мягким или укреп­ленным только двумя кито­выми усами. В это же время начал распространяться элас­тичный пояс.

БЕЛЬЕ

Ночные рубаш­ки получили форму настоящих бальных платьев, от которых отличались только инкруста­циями из кружева, а блестя­щий шелк или «миланец» при­давал им мягкость и роскош­ный вид (ил. 208). Более скромные рубашки шили из узорчатого кретона. В случае удлинения платьев удлиняли также и дневные рубашки, ко­торые называли dessous

208. Блестящие шелка, характерные тля тех лет, требовали шикарного

fir. MI. H

209. Дневное белье — dessous — порой легко моделирует силуэт

210. Пижама была не только ночной, но и элегантной домашней и пляж­ной одеждой. Артистка М. Горчинская

(ил. 209). Они были ниже коленей, кроились из клиньев, по­добно платью, и облегали фигуру. С течением времени рубашка укоротилась и стала расклешеннее, а верхняя часть получила крой, подчеркивающий грудь, чего ранее не было. В 20-х годах комбинации кроили по «прямой нитке», так, чтобы не подчер­кивать выпуклость груди. В 30-х годах вырез приобрел форму низко вынутого треугольника, а бретели стали пришивать к уд­линениям над грудью.

В 30-х годах комбинация, утратила популярность, уступив место «дамскому комплекту» из двух частей.

Бюстгальтер. Понемногу возвратились к деликатному акцентированию груди, появилась тенденция к формированию каждой груди в отдельности. Застежки перенесли спереди назад.

Можно сказать, что установился тип лифчика, который но­сят до сегодняшнего дня.

Панталоны. В 1935 г. появились панталоны эстетичной формы из бумажного трикотажа.

П и ж а м а. В 30-х годах пижамы стали пляжным прогулоч­ным костюмом. Они имели расклешенные брюки и представ­ляли собой костюм для пребывания на летних курортах, заго-

родных виллах и т. п.

(ил. 210).

С этого времени пи­жама подвергалась тем же изменениям моды, что и мужские и женские брюки.

Шлафрок. Наряду с пижамами развивались формы халата, который делали из кретона или frotte на лето, а из фланели, байки, атласа и т. п.— на зиму.

Изменение привычных домашних халатов приве­ло к появлению нового типа домашней одеж­ды — платьев-халатов.

Они выполнялись из бо­лее дорогих, чем халаты, тканей и украшались бо­гатой отделкой. 211. Роскошный пеньюар с фантазийными

Третьим типом домаш — рукавами ней одежды (скорее бе­лья) были пеньюары (ил. 211). Пеньюары шили, как правило, из прозрачных тканей: газа, тюля, шифона и т. д.

ПЛАТЬЯ

Появление в 1930 г. длинных, до земли, вечер­них туалетов вызвало беспокойство среди женщин. Многочис­ленные протесты против этой моды повлияли на проведение журналом «Kobieta w Swiecie-i w Domu» анкет на эту тему. Многие женщины писали: «Спасаемся, пока есть время». Од­нако несмотря на это уже в 1932 г. мода приказала носить пла­тья длиной на 20—25 см от земли, и это было принято повсюду.

В 30-х годах стало популярным спортивное платье простого покроя (ил. 212, 213) с несколько выпуклой грудью, у шеи оканчивающееся гладко. Вместо воротника к такому платью часто носили шарф. Застегивалось оно спереди, имело иногда окантованные лацканы, два кармана на лифе, застегивающиеся на пуговицы. Выше талии платье стягивалось поясом с пряж­кой. Юбка была прямой с одной, двумя или несколькими склад­ками, застроченными немного ниже уровня коленей, или со вставленными на определенной высоте клиньями.

212. Летнее платье с расклешенной юбкой. Характерный эффект до­стигается соединением полос под разным углом

213. Летнее платье, рукава расширяют плечи благодаря соответ­ствующему крою и крылышкам из марли, поддерживающим форму. Артистка К. Тиш

В это время появился тип платья, называемый «гарсонка» — платье-костюм, форма которого не имела ничего общего с одеж­дой a la gar^onne (ил. 214). Шерстяное платье составляло ком­плект со свободным или прилегающим жакетом, сделанным из одной или разных тканей, застегивающимся и оканчивающимся как жилет. Популярными были шерстяные платья, связанные вручную на спицах (ил. 215). Весной носили прогулочные пла­тья, так называемые robe manteaux (платья-пальто), в ком­плекте с пальто, едва доходившем до коленей или несколько бо­лее длинным.

Шерстяные платья были с рукавами длинными и узкими, слегка присобранными или уплотненными у оката, а в летних платьях рукава доходили до локтя или их не было вообще; в то время летнюю моду называли «безрукавной».

Летние спортивные платья шили из пике, сурового шелка и различных полотен, между прочим, и из неотбеленного льна. В Париже Скиапарелли предложила платья из грубого полотна, похожего на мешковину, а также из искусственного шелка. Проект был разработан Бераром и Кокто [122]. Полотняные

214. Платье-костюм — тип одежды, наиболее распро­страненной в этот период

и.».* 1 |.я отделывали мережками и цветными дополнениями. Шел­ковые и хлопчатобумажные платья были облегающими до ко­пие и, внизу расширялись благодаря клешу или складкам, вверчу драпировались (см. ил. 203). Обаяние их основывалось на богатстве фалд и фантазийно вытянутых подолах, применяв — imiuh в вечерних туалетах a la gargonne. Зубчатые подолы,

Спортивное пальто из зеленой шерсти со строчкой. Необхо­димо 3,5 м ткани шириной 1,3 м. Крой дан в половинном раз­мере. Штриховая линия обозначает место перегиба ткани. Масштаб приблизительный:

1 — средняя часть переда; 2 — бочок переда; 3 — подборт; 4 — бочок спинки; 5 — середина спинки; 6 — верхняя половинка рукава; 7 — низ рукава; 8 — нижняя половинка рукава; 9 — воротник

Летнее платье. Крой дан в половинном размере. Штриховая линия обозначает место перегиба ткани. Масштаб приблизи­тельный:

(

1 —■ перед лифа; 2 — спинка лифа; 3 — фалбана; 4 — перед юбки; 5 —* задняя часть юбки. Буквы АВ обозначают середину переда, CD — середину спинки
и

[nl

Послеобеденное платье из черной шерсти. Воротник и отделка карманов из светло-голубого сукна. Необходимо 2,15 м ткани шириной 1,3 м. Крой дан в половинном размере. Стрелки по­казывают направление нити основы. Штриховая линия обоз­начает место перегиба ткани. Масштаб приблизительный:

/ — спинка лифа; 2 — перед лифа; 3 — рукав; 4 — задняя часть юбки; 5 — перед юбки; 6—подкройная часть под воротником спереди; 7 — воротник; 8 — лацкаи; 9 — пат на кармане; 10 — пояс

Вечернее платье с треном, кроенное по косой нити из голу­бого матового крепа, отделанное по бретели серебряными бу­сами. Необходимо 3,7 м ткани шириной 0,95 м. Крой дан целиком. Стрелки показывают направление нитей в ткани:

/ — подкладка переда; 2 — подкладка спинки; 3 — перед платья; 4 — спинка платья; 5 ■— бретель; 6 — трен, укрепленный на плече

215. Популярное шерстяное пла­тье, связанное па спицах

однако, начали исчезать еще в первой половине описываемого периода.

Характерным дополнением легких и узорчатых платьев, часто лишенных рукавов, были расклешенные пелерины, сзади немного отстающие и развеваю­щиеся во время движения, вы­полненные из ткани платья и пришитые сзади к высокой стойке. Подобный же эффект создавали два крохотных кры­лышка. Комплект дополнял бе­лый полотняный жакет, накидки «три четверти» или белый плащ. На шею подвязывали узкие и длинные шарфы из кретона, оканчивающиеся одноцветной

216. Летнее платье из ткани с модным миниатюрным цветочным орна­ментом. Артистка 3. Грифт-Ольшевская

iiii’ini nii. Поверх белого платья носили пестрый жилет без рука — ипп in шерстяного или шелкового трикотажа. Платья в кре — t гышскдм стиле из пестрого кретона были более скромных фа — гшйо (ил. 216).

‘Ion кое белье, которое носили под летними платьями, под — чсрйпиало фигуру, и это все еще вызывало яростные атаки кон — серп. 1 горов, выступавших в прессе того времени.

II 30-х годах распространились платья типа petite robe (ма­ленькое платье) с разнообразными цветными жилетами или ме­хом Новинкой было платье из шерстяного кружева, спереди за­драпированное по косой. Очень популярным стало послеобеден­ное платье для визитов, состоящее из перепоясанной блузы («КаИяк»), более длинной, чем во времена моды a la gar^onne, и юбкп из бархата или шерсти, иногда из стеганого шелка или тонкой ангорской шерсти с набивным рисунком. Популярными были комплекты из креп-марокена и креп-ромэна.

Появляется новый функциональный элемент отделки — за­мок «молния» из цветной пластмассы, называемый eclaire (эк­лер); ого применяли даже в вечерних платьях.

Рациональность современной моды требовала полной ликви — д ш. пп украшательств. Пряжки, пуговицы, пояса, клипсы, «мол­вит, строчки и разного рода воротники вместе с карманами или подчеркивали конструкцию, или выполняли свою прямую функцию.

КОСТЮМЫ

В 1930 г. женский жакет стал идентичен муж­скому пиджаку. Жакеты дамских костюмов того времени были г широкими плечами, слегка подпоясанные в талии, с одноборт­ной истежкой, юбка была гладкой (ил. 217).

Благодаря массовому производству этих костюмов в Англии они привились повсеместно. В Польше их часто изготовляли из английских твидов, из которых шили мужские пиджаки, вслед — I типе чего такие костюмы стали называться «английскими». Во Франции они назывались tailleur, их шил тот же портной, кото­рый шил и мужские пиджаки, применяя ту же технологию по — шпил и обработки. Для оживления простой и скромной линии I тою костюма служил белый или цветной жилет, наброшенная па плечо лиса, прикрепленный к лацкану жакета букетик: вес­ти)— фиалок, а осенью — листиков дикого винограда. Черный мн пом tailleur считался наиболее элегантным. Его носили г шглнйской блузкой из белого или цветного пике или из узор­чатого шелка. Спортивный костюм шили из белой или темной аш инйской шерсти, гладкой и в клетку, а также из меланжа, ■к-том из полотна и шелка. С ним носили цветные шерстяные млн шелковые блузки с рукавами. В прохладные дни на жакет падепалп теплую пелерину из того же материала (ил. 218) или мтр’пнпый плащ из красного, шафранового, цвета миндаля

217. Типичный костюм с жакетом типа мужского пиджака и пальто

218. Пелерину носили и поверх костюма. Артистка Люсиль Баль, 1938 г.

габардина с подкладкой того же тона. Костюм дорожный или прогулочный делали из твида и вместо шелковых блузок носили

219. Летний костюм из бе­лой шерсти в полоску был «криком моды»

трикотажные; их цвет соответствовал цвету ткани костюма. К такому ко­стюму полагалась маленькая фетровая шапочка, туфли на низком каблуке из темного пластика, шелковые чулки цвета krecim или темно-орехового, ко­жаные перчатки; сумка из кожи или из ткани костюма. Довершало этот ан­самбль пальто-реглан из той же ткани, длинное, свободно наброшенное.

Костюмы послеобеденные и для ви­зитов заменили и вытеснили послеобе­денные платья. Их шили из гладкого или узорчатого шелка по контрасту с тканью блузки. С гладкими костю­мами носили блузки из узорчатого муслина, а с костюмами из узорчатого шелка — гладкие, в бутоньерке был цветок того же цвета, что и блузка. В дансинги и рестораны надевали ко­стюмы с расклешенными басками, от­деланными мехом, и с узкими брю-
ними. Блузки к ним шили из парчи. Летние костюмы из крепдаЛина постепенно уступали место костюмам из шерстя­нок, полотна (ил. 219), пике или светлого узорчатого перкаля. Him или также отдельные жакеты из шерсти и дорогого шелка; они комбинировались различным образом, например были ча — i п. ю прогулочно-визитного костюма, а также надевались с раз­личными платьями без рукавов.

Модными были различные накидки из толстого шелкового нологпа, короткие плащи из белого пике, едва доходящие до КОлсией; их носили поверх цветных шелковых платьев.

БЛУЗКИ

Спортивные блузки заправляли в юбки или вы­пускали поверх них и подпоясывали. Шили их из сурового шелка и пике. Визитные блузки делали в форме туники, а ве­черние— задрапированными, с гладкими или буфонированными рукавами, преимущественно из блестящих тканей, например ппрчи.

11опулярны были жилеты из шелкового или шерстяного три­котажа, из белого пике и твида, дополнявшие костюмы tailleur.

< юбкой и блузкой носили болеро из ткани юбки. Изменилась форма вязаных изделий. Вместо традиционного пуловера, на­деваемого для спортивных занятий, стали носить короткие коф — тчкп, плотно облегающие талию (ил. 220).

БРЮКИ 220. Джемперы стали еще короче

и прилегали по талии

Прогулочные брю­ки привились благодаря рекламе, сделанной им Марлен Дитрих (пл. 221). Одной из форм спор — 1 пвной одежды стали брюки-юб — ка (пл. 222). Кроме того, носили пляжные брюки, а также брюки дли охоты, которые постепенно укорачивались, становясь пред­вестниками шорт (см. ил. 207).

ПАЛЬТО

Летние плащи длиной «три четверти» были пре­имущественно контрастными по «и ношению к цвету платья.

< платами из ткани с рисунком

221. Благодаря Марлен Дитрих брюки привились как прогулоч­ная одежда

’’22. Костюм спортивного типа | юбкой-брюками, отделка из кожи

223 Плащ спортивного стиля

II I КОЖИ

носили пальто и накидки одноцветные, чаще всего черные или ослые, с гладкими платьями — из рисунчатых тканей. Пепель­ною п бежевые пальто носили с платьями, сближенными по ннсту. От дождя служили непромокаемые плащи типа англий­ских регланов из импрегнированной ткани — шелка, габардина, и I топкой резины. Пальто для езды в автомобилях и для пу­тешествий шили из гладких тканей, из тканей в клетку и т. п. Модны были кожаные плащи (ил. 223). У зимних пальто во — рогпикн делали’ преимущественно из каракуля. Модным до­полнением был длинный шарф, пришитый сзади и выполняю­щий роль воротника. Широкое распространение получили пе­лерины, ниспадавшие из-под круглого воротника. Порой пеле­рины едва прикрывали плечи, порой они были той же длины, чю и жакеты «три четверти»; были пелерины и совсем длин­ные, как плащ, иногда с капюшоном. Делали их из ткани Н.1Л1.ГО.

ME КА

Наиболее модным был коротковолосый мех. 111 пего шили жакеты, накидки, пелерины, пальто и полупальто для вечерних и бальных туалетов (ил. 224, 225). Модным де — мпсеюнным мехом была каракульча. Из нее шили прямое, про — I горное либо плотно прилегающее пальто с поднятым воротни — jtnM п расширенными плечами. Носили также крашеные меха

224. Вечернее пальто из меха с модным капюшоном. Артистка Н. Грудинская, 1935 г.

ayneaux rasees или долговечные каракуль, жеребок, мех те­ленка, из которых шили шубы и спортивные куртки с широкими плечами, лацканами и поясом (ил. 226). Шубы и куртки кроили с рукавами реглан различных форм. Меховые куртки носили с цьетными, чаще всего клетчатыми шерстяными юбками. Па­риж предложил в то время пелерины, воротники и целые шубы из норки.

225. Нарядная вечерняя шуба. Артистка Н. Грудинская, 1935 г.

226. Короткое пальто спортивного стиля из жеребка

Коротковолосым мехом отделывали в те годы костюмы, жи — л“гы и платья. Из меха делали галстуки, банты, манжеты,-от­пороты, шили пелерины, шапочки, муфты и болеро. Удержива­лась мода на цветные меха, в частности меха, крашенные во все оттенки голубого цвета вплоть до синего.

ВЕЧЕРНИЕ ТУАЛЕТЫ

Если дневные платья были преимущественно шмметричны по конструкции, то вечерние, напротив, имели т-имметричные складки, сборки и фантазийно скрепленные бро­шами декольте. Характерным для этого периода типом вечер­него туалета были платья, скроенные по косой, плотно облегаю­щие фигуру сверху и слегка расклешенные внизу (ил. 227), с разнообразными разрезами, через которые в танце были индии ноги до коленей. Эти платья делали из серебряной и зо­лоти парчи,-блестящих шелков или легкого, как газ, и блестя­ще! о, как парча, велюра; использовали эффект двустороннего «реи-сатина. Платья отделывали нашитыми бусами. Применяли и ткани жаккардового переплетения, испещренные мелким, бле — I ппцпм орнаментом того же цвета.

Другим типом вечернего платья были длинные, до пола, кринолины с пышными и широкими, расклешенными от самого

227. Бальное платье из парчи, кроенное по косой, плотно облегающее фигуру. Артистка Романувна

пояса юбками (ил. 228), с которыми носили шаровары из шелестящей тафты. Шили их из легких тканей и газа, вечно модного тюля с аппли­кациями из золотой парчи или из тюля с большими глазками, подоб­ного рыбацкой сети. Появились платья из белого кружева, надевае­мого на черный чехол. Часто шили платья из цветных муаров, велюр — шифона, гладкой или в мелкую клеточку тафты, парчи, бархата, креп-сатина, шелкового маркизета, креп-жоржета, шелкового муслина, органди. К этим платьям прикалы­вали букетики искусственных или натуральных цветов, надевали колье из шлифованных цветных камеш-

228. Бальное платье «кринолинчик» из тюля. Артистка Т. Манкеви — чувна, 1932 г.

229. Sortie из шелка, отделано мехом. Артисты Пясковская и Роланд

кон или кристаллов, а в руках носили парчовую сумочку или треугольный платочек, обшитый широким кружевом. Третий тип вечернего платья состоял из узкой и длинной, до пола, юбки п блузки из светящейся парчи, на которую надевали парчовую пелерину той же длины, что и блузка.

Сначала вечерние платья были сильно декольтированы и от­крывали плечи; с течением времени декольте стало меньше, а рукава расширились. Они были различной длины: до локтя, «три четверти» и до ладони.

Неотъемлемой принадлежностью бального туалета были sor — I ie *, или скромные и короткие, или шикарные, доходящие до и млн, выполненные из бархата или шелка и отделанные мехом (пл. 229). Sortie имели иногда сзади удлинение в виде трена. Одной из моделей Пату было sortie из фиолетово-серебряной парчи в форме пелерины с длинным треном, набрасываемое на плечи.

Некоторые узкие вечерние платья дополняли прикреплен­ными внизу и на плечах свободно ниспадающими полотнищами гкапи.

ДОПОЛНЕНИЯ

Чулки. Летом в спортивном костюме чулки уступили место носкам. В холодные дни носили матовые чулки, не очень тонкие, темно-орехового или дымчатого цвета. К более торжественному костюму надевали чулки газовые или в сеточку г большими глазками.

Обувь. Летом со спортивными платьями носили сандалии без каблуков или плетеные туфли, застегивающиеся на реме­шок с пряжкой босоножки (ил. 230, 231), а также сандалии, переплетающиеся наверху и полностью открывающие стопы.

Открытые сандалии возбуждали смех публики в церкви или па улицах городов, но были, несомненно, уместны на пляже, на горной или сельской тропе…» — читаем мы в журнале «Ко — hiftla w Swiecie i w Domu» за 1934 г. Послеобеденные туфли на высоких каблуках делали из кожи змеи или ящерицы, которую комбинировали с замшей, лаком или оленьей кожей. Вечерние шелковые туфельки делали из ткани креп-сокаль преимуще­ственно черного цвета или цвета платья. Они были ажурными и отделывались пряжкой из стразов. К спортивным туфлям можно о нести так называемые гольфы на каблуках, сделанные из бе­лой кожи (лосиные туфли), отделанные синей или коричневой кожей. Носили также полуботинки на каблуках, так называе­мые «мольерки», полуботинки на плоских каблуках, из кожи крокодила и дикой козы, а также из хрома (ил. 232).

В 1938 г. на пляжах появились деревянные сандалии на тол — • той подошве и столбикообразных каблуках (ил. 233), введен-

1 Soi l iij — свободная накидка с рукавами и без.

230. Полуботинки и ажурные туфли, 1939 г.

ные французским Домом моды Жака Хейма [123]. Зимой носили ботики.

Перчатки. Перчатки были преимущественно кожаные. Вечером носили перчатки розово-бежевых цветов или очень длинные белые перчатки. Прогулочные перчатки были полу — длинными, преимущественно из замши или из гладкой, тонкой, матовой кожи. Спортивные перчатки делали из моющейся кожи, плоско выстроченные, иногда с дырочками на пальцах. До­вольно популярными были мужские и женские перчатки из свиной кожи, так называемые «пекари».

231. Легкие босоножки к летним платьям

232. Спортивные туфли и сумка из модной в то время крокодиловой кожи

Сумки. Сумки имели преиму­щественно прямоугольную форму,

233. Первые пляжные санда­лии на деревянной подошве. Проект Жака Хейма, 1938 г.

11.м>твляли их из кожи антилопы, м I замши, из козлиной кожи, и гакже из тисненых кож (см. ил. 229). Вечерние и бальные сумки Делали из парчи и других декора — I и иных тканей.

Зонтики носили только с по — пи обеденными платьями; они бы­ли шелковые, в цветную полоску и клетку.

В первые годы описываемого пе­риода носили цветные шали и платки, бывшие наследием моды О х годов. Однако они быстро ис — чпли, уступив место спортивным ш ффам и разного рода жабо другого цвета, нежели цвет платья и костюма.

Бижутерия и другие украшения. Применялись повсеместно броши, имитирующие бриллианты и цветные дра- юценные камни, которыми украшали шелковые туфельки и ве­черние сумки или скрепляли драпировки платья. Модны были

t.’M Шляпа с вуалью и искус — г темные цветы — основное укра — пн’пн# классического костюма

различные колье из искусствен­ного жемчуга коричневого и стального цвета.

Популярным украшением ко­стюма были искусственные цве­ты, которые носили в любое время суток — днем и вечером. Когда в 1930 г. мода вернула силуэту женственность и плав­ность, наступило «половодье цве­тов». Самыми модными были пармские фиалки. Цветами укра­шали соломенные шляпы, а токи были как бы сплетены из ма­леньких цветочков. К спортивным платьям и костюмам прикалы­вали цветы из кожи, пике или фетра (ил. 234), к костюмам tail­leur — белые или в цвет блузки, к послеобеденным — из того же шерстяного крепа, что и платье, из пике, полотна или шантунга. Вечерние платья украшали цве­тами из шелка и тафты. Новин­кой были прозрачные цветы из

кристаллов, искусно сплетенные в веночки. Их прикалывали к костюмам, платьям для визитов, а со временем и к шляпкам. Они были скромнее, чем цветы из стразов, которые носили с вечерними платьями.

СПОРТИВНАЯ ОДЕЖДА

В 30-х годах дамские спортивные костюмы стали более рациональными. Комплекты для тенниса состояли из бе­лой или цветной блузки и коротких, слегка расклешенных брюк из белой шерсти, на которые после окончания игры надевали такую же юбку. Вместо брюк иногда носили юбки или даже платья (ил. 235). На ноги надевали белые носки и полотняные спортивные туфли-«тенниски» на белом каучуке, на голову — платочек или козырек от солнца, укрепленный на резинке. Ко­стюм для лыж состоял из толстой широкой в плечах шерстяной куртки, пуловера и широких шаровар, стянутых под коленями или на середине щиколоток (ил. 236). На ноги надевали белые шерстяные чулки и носки, выпускаемые на башмаки; вместо них носили иногда высокие белые гетры. Головной убор — берет, шапка или шерстяные наушники.

Популярной спортивной одеждой становятся короткие, до­вольно широкие брюки-шорты (см. ил. 207) Формы купальных

235. Платье для игры в теннис

236. Для лыжной одежды были характерны широкие шаровары

237. Одежда женщин, участвовавших в автопробегах. Спортсменке Козь — мяповой вручают кубок, 1930 г.

кис помов понемному изменялись в каждом сезоне. Например, н «Bluszoez» за 1936 г. читаем: «Новинка — короткие брючки,

238. Одежда первой польской жен­щины-пилота В. Ольшевской, 1930 г.

слегка расклешенные, цвета костюма…

УДругим неизменным пред­метом был плащ или пелери­на… из frotte * гладкого или полосатого, одностороннего или двустороннего. Модны тюке полотняные туфельки, н которых ходят на пляж… Пижамы классического стиля, гак называемые матросские (о’кпь декоративные), состоя­нии — из цветных брюк и вер­ха—из шелкового шарфа, V юрчатого платка либо три­котажа. На все это надевает — •н кофточка произвольной длины, болеро или пелери­на. К тому же не каждая

* I — гоНё — скользящий.

Женщина может носить шорты. Носят также пляжные платья с фантазийными либо рубашечными лифами с юбочками, за­стегивающимися спереди на пуговицы». Модным дополнением были очки, бантики, сумки из полотна или кретона — большие и вместительные, резиновые туфли и шапочка, купальный ко­стюм, косынка и большая шляпа.

В эти годы женщины увлекались автомобильным спортом и пробовали свои силы в авиации (ил. 237, 238).

ТКАНИ

Стремление к упрощению в одежде, а также экономические трудности стали причиной увеличения спроса на менее роскошные ткани. Уже в 1902 г. во Франции были выра­ботаны определенные виды льняной ткани, называемые toile d’emballage (упаковочная), из которой шили платья-матроски на подкладке из шелестящего шелка. Позднее, в 1920 г., по случаю дороговизны в Париже состоялась манифестация, пропаганди­рующая полотняную одежду. В последующие годы Франция уже производила в большом количестве хлопчатобумажный перкаль. Массовое производство этих тканей развилось в 30-х годах.

В Польше, привыкшей наследовать французскую моду, легко приняли французский перкаль, но для того чтобы найти призна­ние отечественной продукции, нужно было подготовить соответ­ствующую рекламу. В связи с этим в 1930 г. «…Варшава пере­давала из уст в уста слова тогдашнего советника финансов, ко­торый в руки женщины-польки вложил судьбу лодзинского ткацкого промысла, утверждая, что одного перкалевого платья в летнем гардеробе каждой польки достаточно, чтобы дать за­работок тысячам рук и спасти наш ткацкий промысел от потря­сений и крахов» [124]. Нужно признать, что польские женщины поняли тогда этот патриотический призыв и не отступили перед такой «цветной спасательной акцией», тем более что на одном из ревю мод показали ряд моделей, выполненных из очень кра­сивого перкаля.

На пропаганду отечественного перкаля со знанием дела и энтузиазмом ответили владельцы торговых фирм, артисты, ху­дожники, литераторы и другие патриотически настроенные лица

[125] . В Варшаве был организован ряд «перкалевых балов» в са­лонах Президиума Совета Министров и Городского Совета; все туалеты были выполнены из отечественных тканей. Это по­влияло на рост спроса на перкаль, на улицах даже стало светло от цветных женских платьев. Воцарились кретоны, маркизеты, вуали, пике, а также маркизеты и жоржеты из искусственного шелка. Перкаль был тогда гораздо тоньше, и его можно было купить по цене от 1 до 60 грошей за метр.

Следующая война за право существования коснулась льна

[126] . Уже с 1934 г. льняные ткани все чаще рекламировались на страницах многих зарубежных журналов как самые модные ма — 1сриалы для спортивных костюмов. Они полностью соответство­вали этому роду одежды; лен требовал прямой линии и неслож­ного кроя.

В 1936 г. в Варшаве на показе в «Simie» модели из льна де­монстрировали польские легкоатлетки. На них были простые и шрошо скроенные шорты и короткие, застегнутые сверху донизу юбки, которые можно было снять и накинуть на плечи как пе — i еринку, цветные курточки, комбинезоны и дорожные юбки н клетку.

Белизна «теннисных» прогулочных костюмов была оживлена красным кантом, функционально заменившим орнамент. Кроме ревю, для распространения льняных костюмов была организо — илпа выставка цветного льна в Варшаве в «Швейцарской До­лине». Там были выставлены различные изделия из льняных тканей разных, преимущественно пастельных, цветов.

В 1935 г. очень популярным стало органди [127] — гладкий, светлый, очень тонкий материал в незаметную клетку, полоску пли мелкий рубчик. Из него шили бальные, вечерние или весен­ние платья.

Господство хлопчатобумажных тканей в летних одеждах распространилось на все их типы. Из шелка шили только по — • леобеденные костюмы, а утренние, спортивные, летние, прогу­лочные и вечерние платья чаще всего выполнялись из хлопчато­бумажных тканей или из искусственного шелка.

В 1931 г. начали пропагандировать отечественный натураль­ный шелк-—чесучу, узорчатый и отбеленный шелк, выработан — нып на опытном производстве в Миланувках.

Наиболее модной шерстяной тканью был твид, который на — ч л вытеснять популярную прежде ткань Kasha. Из твида шили пальто, платья, а также шляпки и сумки. Новинкой была ангор­ская шерсть, чей белый или пепельный ворс облагораживал пнет ткани.

В междувоенный период получили распространение трико — I 1Ж и вязаные изделия из шелка, шерсти и хлопка. Свитеры и джемперы стали повседневной одеждой, а тонкое и толстое джерси — основным материалом для платьев и платьев-костю — мов. Хлопчатобумажный и шелковый трикотаж нашел повсеме­стное применение в белье и в одежде. Распространились ри­сунки одноосновные и одноутковые, а также многоосновные, так называемые меланж и шармез. Джерсовые изделия были очень |>а •пообразны: кроме чистошерстяных полотен и полотен с вор — к)м из ангорской шерсти, появились полотна из разнооттеноч­ном пряжи и пряжи с разноцветными утолщениями, дающими пеструю фактуру, называемую ткацким пуантелизмом.

Ивет. Как уже говорилось, для этого периода характерна п hi шая мода», которую ввела и акклиматизировала в Париже тальянка Скиапарелли. Скиапарелли была инициатором воз — рождсчшя сочных, живых цветов, главным образом лососевого

239. Пластическая композиция силуэта

iiпота. Исчезла одноцветность в одежде. Правда, все 30-е годы существовали смелые сочетания ярких цветов. «Цветная мода» нашла отражение также в решении постельного, столового и ночного белья.

Белыми были утренние и спортивные платья, плащи и ко­стюмы. Для вечерних туалетов применяли белый атлас, тюль пли органди.

Черный цвет занял твердую позицию в моде. Считалось обя — штельным каждой женщине иметь черное платье для визитов —- petite robe» и как минимум один вечерний туалет черного цвета.

В 1935 г., помимо обязательного черного платья, появилось нововведение — синие костюмы для визитов. Кроме того, мод­ными были цвета кофейный, фиолетовый, бутылочно-зеленый, оранжевый, цвет резеды, банана и лимона.

Орнамент. В описываемый период в гораздо большей сте­пени, чем в 20-е годы, в летней моде применяли узорчатые ткани. Орнаменты прошлых лет — геометрические формы и крупные рисунки — стали менее модными, на тканях преобла­дали теперь мелкие цветочные узоры. Это были преимуще­ственно натуралистично изображенные маки, васильки, ро­машки, хризантемы. Уже в начале 30-х годов орнаменты стали изменяться, а в 1934 г. появились узоры миниатюрной работы, засеивающие ткани множеством мелких цветочков [128].

Полосы и клетки также были как мелкораппортными, так и крупнораппортными. Популярными были тогда тафта и шерсть и шотландскую клетку голубого, синего, красного и зеленого цвета. Ткани в полоску носили так, чтобы полосы шли верти­кально, ткани в клетку кроили по косой или составляли из них фантазийные композиции.

ПЛАСТИЧЕСКАЯ КОМПОЗИЦИЯ СИЛУЭТА (ил. 239)

Очерчивая пластический силуэт женской фигуры гюго периода, можно утверждать, что из всех описываемых до лого силуэтов он в наибольшей степени соответствовал анато­мическому строению женской фигуры. Стилизация a la gargonne исчезла, линия одежды стала более мягкой, облегающей, моде­лирующей торс. Кубистическая форма прошлых лет, форма «ко­роткого цилиндра», изменилась, превратилась в змеевидный си­луэт, излучающий движение и жизнь. Линия вертикали была шритана, линия горизонтали с течением лет сильнее подчерки­вала ширину плеч. Разнообразие композиции основывалось на мэрпацни драпировок, складках и асимметричных подолах пла — ||.(Ч1 на «хвостах», зубцах и тренах, а также на светотеневой in ре лоснящейся и блестящей поверхностей материалов и на маетности ткани.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий