ШЛЯПЫ

В конце XIX в. шляпы были очень маленькими. «Какая-то раковина для мозгов, наполненная салатом из цветов и смятых лент, вафель с замороженной розой или мифологиче­ская пташка, воткнутая в пушистую прическу … были завер­шением туалета модной дамы, изогнутой, как лампа, расклешен­ной юбкой и баллонами рукавов «gigot» [51]. Это описание сви­детельствует о том, что доминирующую роль в формировании силуэта играли рукава, в то время как голова с маленькой при­ческой и маленькой шляпкой терялась среди них.

В начале XX в наступили коренные изменения: рукава по­степенно уменьшались, а шляпа начала разрастаться и в 1912 г. достигла максимальной величины.

В первые годы XX в. шляпы приобрели фантастические очер­тания. Они имели преимущественно вытянутые вперед поля, ко­торые иногда прикрывали лоб и перед головы, одновременно от­крывая затылок. Шляпа лежала на взбитых волосах, поддержи­ваемых каркасом и укрепленных шпильками. Шляпа не была конструктивно связана с естественным очертанием головы, по­добно тому как и все строение костюма модерн не соответство­вало анатомическому строению тела. Конструкция этих шляп создавала впечатление легкого касания с прической и подчерки­вала плавность, изящество силуэта модерн. «Шляпа вообще

ШЛЯПЫ

была похожа па салатницу, полную овощей, па корзины цветов, па рог изобилия, из которого сыпались дары природы, свитки материи или связки лент; на слоеные пироги из тюля и атласа или на экспонаты из зоологического кабинета…». Несмотря на такое изобилие украшений, она была «.. .воплощением ди­намики, а не статики. Это был аэроплан за минуту до взлета…» [52]. Это, конечно, парадокс, но при всей перегруженности эле­ментами декора шляпы все-таки сохраняли легкость.

Простотой отличались популярные в то время соломенные шляпки, опоясанные лентой, так называемые canotiers (канотье) (ил. 36), которые носили и мужчины и женщины; эти шляпы вызывали всеобщую иронию. Элегантные летние шляпы изго­товляли из кремовой или белой соломки, окружали венками из искусственных листьев, гирляндами незабудок, маков, венками роз; весной — Фиалками, летом — гвоздиками, азалиями и ге­ранью. Кроме того, их отделывали газом и атласом, а одной из элегантнейших отделок были перья райских птиц, морских орлов и страусов, а также птички и насекомые, специально пре­парированные в качестве галантерейных украшений.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий